Кто восстанавливал Сталинград после Второй Мировой?


После коренного перелома в Великой Отечественной войне и перехода советских войск в масштабное наступление, наступило время скорейшего восстановления разрушенных городов, предприятий военно-промышленного комплекса.

В условиях продолжающейся войны восстановление Сталинграда, имело особое значение.

Было необходимо наращивать выпуск военной техники. До войны, город на Волге, носивший имя вождя Страны Советов был крупнейшим центром советской тяжелой промышленности. На его территории находились: металлургический завод «Красный Октябрь», машиностроительный завод № 221 «Баррикады», тракторный завод (СТЗ) и другие, имевшие большие производственные мощности.

Помимо этого, Сталинград являлся крупным транспортным узлом, имеющим важное стратегическое значение.

Кто восстанавливал Сталинград после Второй Мировой?

Разноликая армия возродителей

После окончания сражения за город и изгнания немецко-фашистских войск, численность трудоспособного населения в Сталинградской области была очень низкой, а заводских рабочих насчитывалось в два раза меньше, чем в последний предвоенный год. Потому предприятия, заводы и стройки Сталинградской области пополнялись квалифицированными специалистами из других городов страны или демобилизованными из армии, молодежью прибывшей по набору, бывшими рабочими, возвращающимися из эвакуации.

Определенный вклад в восстановление города внесли немецкие, румынские, итальянские и хорватские военнопленные. Из почти ста тысяч взятых в плен под Сталинградом, 20 тысяч были оставлены на восстановительные работы. Их штат постоянно пополнялся, а затраты на их содержание были минимальными. Для них были созданы специальные лагеря, из которых самые известные: № 108 (Бекетовский), № 163 (Тракторный), № 361 (Приволжский), № 362 (Краснооктябрьский). Они были заняты на восстановлении заводов, строительстве объектов инфраструктуры. Министр иностранных дел того периода В.М. Молотов пообещал, что пока Сталинград не отстроится, ни один военнопленный домой не вернется.

Восстановление разрушенного почти до основания Сталинграда и его заводов, приведение их в действующее состояние, возрождение жилого сектора требовали колоссального объема работ и большого количества дополнительных трудовых ресурсов. Потому к восстановительным работам помимо вольнонаемного гражданского населения и военнопленных немецкой армии, привлекались силы, так называемого спецконтингента. Такой термин возник из-за ограниченного правового положения лиц, к которым этот термин применялся.

Основной период восстановительных работ в Сталинграде с участием спецконтингента охватывает время с 1943 по 1950 гг. Нижняя граница связана с созданием в Сталинграде специального лагеря, верхняя - с изменением гражданского состояния спецконтингента и с наименьшим за все послевоенное время их количеством на стройках Сталинграда и области.

На первом этапе, включающем 1943-1945 гг. приоритетным направлением было восстановление промышленных предприятий, на втором этапе, длящемся с 1945 г. по 1950г. – капитальное строительство объектов жилого, административного и социально – культурного назначения.

К спецконтингенту относились следующие категории граждан: военнослужащие Красной Армии, побывавшие в окружении или плену и лица, вернувшиеся после войны из-за границы (репатрианты).


Спецлагерь № 0108

С началом контрнаступления советских войск, количество лиц первой категории стало быстрыми темпами увеличиваться. Все они после возвращения из окружения или освобождения из плена подлежали государственной проверке в специальных лагерях. Такие лагеря создавались в системе НКВД, где было организовано Управления по делам военнопленных и интернированных (УПВИ).

В Сталинграде на базе лагеря для немецких военнопленных № 108, был организован спецлагерь № 0108. В мае 1943 года, он был выделен в самостоятельную единицу и размещен прямо на территории Сталинградского тракторного завода. Через месяц в составе спецлагеря было сформировано несколько лагерных отделений при объектах непосредственных работ, таких как: машиностроительный завод «Баррикады», металлургический завод «Красный Октябрь», Сталинградская электростанция. В период с мая 1943 по февраль 1945 в лагере побывало более девяти тысяч человек.

Основной задачей такой категории граждан было восстановление промышленного потенциала Сталинграда. Наряду с восстановительными работами на заводах и предприятиях они привлекались для проведения капитальных строительных работ в жилом секторе. Кроме того, поскольку в организационном плане спецлагерь был частично самоокупаемым, то содержащиеся в нем лица были обязаны осуществлять внутренние работы и содержать подсобное хозяйство.

Спецконтингент ограничивался в свободе, и привлекался к работам принудительно и практически бесплатно. Такой труд, был частью государственной проверки этой категории лиц на преданность к своей родине и лояльность к советскому строю. Но, несмотря на принуждение, ведомственным приказом НКВД предписывалось привлекать лиц содержащихся в спецлагере с учетом их гражданских специальностей, квалификации и физическому состоянию. Работать они должны были изолировано от вольнонаемных рабочих, исключительно в бригадах контролируемых техперсоналом и под конвоем. В целях безопасности и предотвращения побегов, переброска с одного участка на другой должна была быть минимизирована.

Однако на практике все происходило по-другому. Регулирование трудовой деятельности лиц содержащихся в спецлагере осуществлялось не по трудовому законодательству, а по нормативным документам, учитывающим условия военного времени.



Конвоиров не хватало, поэтому работали такие лица, чаще всего, без надзора. Обеспечить полноценную охрану не позволяло то, что работы на многих участках велись совместно с вольнонаемными рабочими, которые зачастую жили в тех же цехах, где и работали. В таких условиях изоляция спецконтингента была не реальна.

Лица из числа спецконтингента, большей частью не владеющие строительными специальностями, использовались на приоритетных участках восстановительных работ, как правило, выполняя хоть и необходимую, но низкоквалифицированную работу. В связи с этим рабочиt из числа спецконтингента часто меняли участки работы. Обеспеченность спецодеждой и инструментом была на низком уровне. На таком же уровне была в первые годы существования лагеря: и организация работы в целом, и обеспеченность всем необходимым производственных площадок, что приводило к нарушениям безопасности труда.

Помимо тяжелой обстановки на рабочих местах, жизнь лагерникам усугубляла бытовая неустроенность, нехватка продовольствия, обмундирования, постельных принадлежностей и белья. Основная часть спецлагеря располагалась в недостроенном до войны и разрушенном во время сражений здании. Большая часть окон была без стекол. Такие же условия проживания были и у лиц, содержащихся в дополнительных подразделениях. Повсеместное нарушение санитарно-гигиенических условий способствовало развитию различного рода заболеваний, большую часть из которых составляли желудочно-кишечные. На психологическое состояние давило ограничение свободы и запрет переписки.

Чаще всего это было следствием негативного отношения к ним окружающих людей, от простого рабочего до руководителя предприятия и местного органа власти, а также недостатком финансирования.

Результатом такой обстановки были частые травмы, прогулы и побеги.

Итогом всего – снижение производительности труда.

В целях оптимизации работы спецконтингента и повышения его морального духа, руководство спецлагеря проводило политико-пропагандистскую работу, выпуск стенных газет, коллективное прочтение художественной литературы и просмотр героико-патриотических кинокартин. Организовывались социалистические соревнования по трудовой и воинской дисциплинам с награждением победителей.

Несмотря на возникающие трудности, результаты работы спецконтингента были все-таки больше утешительные, чем плачевные, а иногда и вообще выдающиеся. Производительность отдельных лиц из числа спецконтингента в самый пик восстановительных работ доходила до 150 %.

Своим отношением к делу подавляющее большинство лиц содержащихся в спецлагерях обретали доверие и благожелательное отношение со стороны окружающих. Их стали считать полноправными советскими гражданами.

Начиная с 1944 года, лиц прошедших проверку освобождали из спецлагеря и направляли на предприятия Сталинградской области, где зачисляли в штат обычным порядком.

3 февраля 1945 года спецлагерь № 0108 приказом НКВД СССР был ликвидирован, за исключением небольшого его отделения на тысячу человек, в течение года сократившегося в 3,5 раза. Они выполняли большой спектр строительных и хозяйственно-бытовых работ.

Из-за рубежа на стройку

К другой категории спецконтингента принимавшей участие в восстановлении Сталинграда и области относятся репатрианты.

Начало процесса репатриации связано с началом освобождения советскими войсками оккупированных немцами европейских стран. Насильно переселенные за пределы своей родины, советские граждане получили возможность возвращения. Официально они не были лишены конституционных прав, в том числе прав на свободное передвижение, место проживания и работы. Фактически же, прибывая на территорию Советского Союза, часть их, вызывающая подозрение, с целью организации проверки, помещалась в проверочно-фильтрационные лагеря (ПФЛ), пришедшие на смену специальным лагерям. После прохождения проверки они не получали права на выбор места жительства и работы, но получали право на свободный труд. Подобно бывшим пленникам и окруженцам, они в принудительном порядке направлялись на новые места работы, в основном на предприятия, где они работали, будучи контингентом ПФЛ.



Для других видов репатриантов основной разновидностью государственной проверки было принудительное направление на места поселения, которые определялись различного уровня органами власти с учетом их предполагаемой общественной опасности и полезности. Их согласия на смену места жительства, как и согласия на место работы не требовалось.

По мере продвижения Красной армии с освободительной миссией по Европе, росло и количество репатриантов разных видов. Особенный скачок их численности приходится на послевоенное время и обусловлен полным освобождением и наведением порядка в Германии. Если через три послевоенных месяца число репатриантов прибывших только в Сталинградскую область составляло чуть более семи тысяч, то еще через четыре месяца только в Сталинграде их количество достигло двадцати пяти тысяч. Это был уже весьма весомый трудовой ресурс.

Репатрианты, в первые пять послевоенных лет прибывшие в Сталинградскую область, поселялись рядом с объектами, восстановлением которых они занимались или пополняли немногочисленные ресурсы в сельских районах области. В отдельных районах именно репатрианты становились основной силой в подъеме сельского хозяйства.

Размещенные в Сталинграде, они занимались широкомасштабными строительно–восстановительными и ремонтными работами, как правило, не по своей гражданской специальности, осваивая азы нового ремесла по ходу работы.

Жили они, как и многие вольнонаемные рабочие, в общежитиях неприспособленных для круглогодичного проживания, с многоярусными нарами из сырых и необструганных досок. Принадлежности для постели, как и бытовая посуда отсутствовали. Хронически недоставало продуктов и лекарств. Условия для соблюдения санитарии и гигиены не были предоставлены и как следствие массовое размножение вшей и распространение заболеваний.

Все это осложнялось принудительной разлукой со своими родственниками и близкими, потерей исконного места жительства. На это наслаивалось тотальное недоверие местных жителей, руководителей предприятий, представителей власти. Надзирающие органы с особым пристрастием вели допросы лиц прибывших из-за рубежа, допуская нескрываемое обвинение в предательстве и шпионаже. Проверка очень дорого обходилась репатриантам, надеявшимся после немецких концлагерей, встретить на родине если не сочувствие, то хотя бы понимание. Многие не выдерживали и дезертировали.

К концу первого послевоенного года бытовые условия репатриированных граждан стали понемногу развиваться в лучшую сторону. Для улучшения их морального состояния велась разноплановая пропагандистская, идеологическая и культурно-просветительская работа.

По мере прохождения проверок менялось и общественное положение репатриированных лиц. В последние три года первой послевоенной пятилетки количество репатриантов среди работающих граждан заметно снизилось. Благополучно прошедшие проверку получали возможность вернуться в родные края, выбрать работу по желанию и возможностям, обучаться новым специальностям и продвигаться по карьерной лестнице.

Итоги

Принудительный и практически бесправный труд лиц побывавших в плену и окружении, а также граждан, насильно угнанных из страны и вернувшихся, решал две задачи: реабилитацию этих категорий лиц и быстрый и сравнительно малозатратный подъем промышленности и сельского хозяйства в регионах разрушенных войной.

Кроме того, эти лица восполняли вакуум трудоспособного населения, созданный в результате военных мобилизационных мероприятий и кровопролитных жестоких сражений. Особенно это было важно в первые послевоенные годы.



В частности, многие из бывших репатриантов, пленников и окруженцев, участвовавших в принудительных работах, после освобождения добровольно связали остаток своей жизни со Сталинградом и Сталинградской областью.

Беспрецедентное решение советского правительства по использованию бывших пленников, окруженцев и репатриантов в восстановлении народного хозяйства в целом и центра тяжелой промышленности в частности, сыграли большое значение в ликвидации катастрофических последствий Великой Отечественной войны.

Оставить отзыв